Ментальные модели Чарли Мангера — отличный способ принимать решения

Ментальные модели — это основа нашего понимания мира. Они формируют не только наше мышление и понимание, но и связи и возможности, которые мы видим. Ментальные модели — это наш способ упростить сложное, отличить важное от неважного и подобрать рациональный аргумент.

Ментальная модель — это просто схема устройства чего-то. Мы не можем удержать в мозге все подробности мироустройства, поэтому используем упрощённые модели, чтобы разложить всё сложное по понятным полочкам.

Как думать лучше

Качество нашего мышления пропорционально моделям в нашей голове и их применимости к конкретным обстоятельствам. Чем больше у вас моделей — чем больше ваш инструментарий — тем выше вероятность, что у вас найдутся правильные модели для понимания реальности. Оказывается, что широкий ассортимент играет важную роль для развития навыка принятия решений.

Однако большинство из нас — специалисты. Вместо переплетённой решётки ментальных моделей у нас есть ряд моделей, связанных с нашей областью знаний. Каждый специалист видит что-то своё. К примеру, типичный инженер мыслит системами. Психолог смотрит с точки зрения мотивации. Биолог — с точки зрения эволюции. Объединив эти дисциплины воедино в своей голове, мы можем увидеть проблему в трёхмерном отображении. Если мы смотрим на проблему только с одной стороны, то что-то упускаем. А упущения могут быть фатальны.

Можно описать это иначе. Глядя на лес, ботаник видит экосистему, эколог видит последствия изменения климата, лесотехник — уровень роста деревьев, бизнесмен — стоимость земли. Каждый из них по-своему прав, но при этом ни один из них не может описать лес в полном объёме. Обмен знаниями или изучение азов других дисциплин дало бы им более полное понимание, позволяющее принимать более разумные решения по обращению с лесом.

В 1990-е годы Чарли Мангер выступил со знаменитой речью, в которой так описал подход к практическому мышлению через понимание ментальных моделей: «Первое правило — невозможно ничего узнать, просто запоминая разрозненные факты и пытаясь выдать их на-гора. Если факты не крепятся на решётке теории, они бесполезны. Необходимо иметь в голове модели. Необходимо располагать как непосредственный, так и опосредованный опыт на этой решётке моделей. Возможно, вы видели студентов, которые просто зубрят и пытаются потом пересказать вызубренное. Они не преуспевают ни в учёбе, ни в жизни. Надо соотносить опыт с решёткой моделей у себя в голове».

Решётка ментальных моделей

Чтобы помочь вам построить свою решётку ментальных моделей и принимать более разумные решения, мы собрали и описали самые полезные из них.

Запомните: построение этой решётки — дело всей жизни. Не прекращайте, и вы увидите, что ваше понимание действительности, умение принимать хорошие решения и помогать близким постоянно развиваются.

Общие понятия

1. Карта не есть территория.

Карта реальности не есть реальность. Даже самые лучшие карты несовершенны, потому что всегда представляют собой редукцию того, что они изображают. Если бы карта отображала территорию с абсолютной точностью, она не была бы редукцией и не имела бы никакого смысла. Карта может также быть снимком какого-то момента времени и отображать что-то, чего уже не существует. Об этом важно помнить при обдумывании проблем и принятии решений.

2. Круг компетенции.

Когда мы руководствуемся в своих начинаниях эгоизмом, а не компетенцией, у нас появляются «белые пятна». Если вы знаете, в чём разбираетесь, то знаете, в чём ваше преимущество перед другими. Когда вы честно признаёте, что чего-то не знаете, вы осознаёте свою уязвимость и можете улучшить положение. Зная свой круг компетенции, вы будете лучше принимать решения и предвидеть последствия.

3. Мышление с базовых принципов.

Первоосновное мышление — один из лучших способов распутать сложные ситуации и раскрыть творческие возможности. Это инструмент, который ещё называют «неэмпирическим мышлением», который помогает прояснить сложные задачи, отделив лежащие в их основе идеи или факты от надстроенных сверху посылок. Остаётся только самая суть. Если вам известны первоосновы чего-то, вы можете выстроить остальные знания на этом базисе и создать что-то новое.

4. Мысленный эксперимент.

Мысленный эксперимент можно определить как «приём воображения, применяемый для изучения природы вещей». Во многих сферах, таких как философия и физика, мысленные эксперименты проводятся для исследования познаваемого. Тем самым открываются новые направления изысканий и поисков. Мысленные эксперименты очень полезны, поскольку помогают нам учиться на своих ошибках и избегать их в дальнейшем. Они позволяют нам рассмотреть невозможное, оценить потенциальные последствия своих действий и пересмотреть прошлое, чтобы принимать лучшие решения. Они помогают нам понять, чего мы на самом деле хотим, и как этого лучше всего добиться.

5. Мышление второго порядка.

Почти все могут предвидеть непосредственный результат своих действий. Это простое и безопасное мышление первого порядка, которое гарантирует, что вы получите тот же результат, что и все остальные. Мышление второго порядка предполагает заглядывать дальше в будущее и мыслить комплексно. Для этого надо учитывать не только свои действия и их непосредственные последствия, но и дальнейший эффект этих действий. Неспособность учитывать эффекты второго и третьего порядка может закончиться катастрофой.

6. Вероятностное мышление.

Вероятностное мышление — это, по сути, попытка оценить (с помощью математических и логических инструментов) вероятность того или иного конкретного результата. Это один из лучших инструментов для повышения точности своих решений. В мире, где каждый момент определяется бесконечно сложным набором факторов, вероятностное мышление помогает определить наиболее вероятные результаты. Зная их, мы можем принимать более чёткие и действенные решения.

Сюда относятся:

а) Толстохвостое распределение.

Какой-то процесс часто может выглядеть как нормальное распределение, но иметь большой «хвост» — то есть исключительные на первый взгляд события имеют большую вероятность, чем при действительно нормальном распределении. Стратегия или процесс могут быть гораздо более рискованными, чем описывается нормальным распределением, если толстый хвост находится с отрицательной стороны, либо гораздо более прибыльными, если толстый хвост — с положительной стороны. В мире социальных взаимодействий толстохвостое распределение встречается куда чаще, чем нормальное.

б) Байесовский подход.

Это метод мышления, названный в честь Томаса Байеса, при котором учитываются все ранее известные вероятности, а затем постепенно обновляются по мере поступления новой информации. Этот метод особенно продуктивен с учётом фундаментально недетерминированной природы нашего мира: чтобы принимать наилучшие решения, мы должны учитывать одновременно прошлые шансы и новые сведения. Как правило, это не тот метод принятия решений, к которому мы стремимся интуитивно.

7. Инверсия.

Инверсия — это мощный инструмент развития мышления, потому что она помогает определить и устранить препятствия на пути к успеху. Слово «инверсия» буквально означает «переворачивание вверх ногами». Как мыслительный приём она означает рассмотрение ситуации с точки зрения, которая противоположна естественной отправной точке. Большинство из нас склонны решать задачу только в одном направлении: вперёд. Инверсия позволяет перевернуть задачу и подумать в обратную сторону. Иногда правильно начинать с начала, но начать с конца бывает ещё полезнее.

8. Бритва Оккама.

Простое объяснение с большей вероятностью окажется верным, чем сложное. Такова суть «бритвы Оккама» — классического принципа логики и решения задач. Вместо того, чтобы тратить время на попытки опровергнуть сложные сценарии, можно принимать более уверенные решения, основываясь на объяснениях с наименьшим количеством допущений.

9. Бритва Хэнлона.

Трудно сказать, кто первый сформулировал эту презумпцию, но бритва Хэнлона гласит: не следует приписывать злому умыслу то, что можно адекватно объяснить глупостью. В сложном мире эта модель помогает защититься от паранойи и идеологии. Не пытаясь всякий раз объяснить плохие результаты действиями вредителей, мы ищем варианты, а не упускаем возможности. Эта модель напоминает нам, что людям свойственно ошибаться. Она требует искать других разумных объяснений произошедшему. Вероятнее всего, верным окажется объяснение, содержащее минимум намерений.

Математика

1. Перестановки и сочетания.

Математика перестановок и сочетаний помогает нам понять практические вероятности окружающего мира, выстроить вещи в определённом порядке и правильно их оценить.

2. Алгебраическая эквивалентность.

Введение алгебры позволило нам математически и абстрактно продемонстрировать, что два вроде бы разных явления могут быть одинаковы. Переставляя символы, мы можем продемонстрировать эквивалентность или неэквивалентность, что дало человечество огромные инженерно-технические возможности. Знание алгебры хотя бы на базовом уровне помогает понимать множество важных результатов.

3. Произвольность.

Хотя человеческому мозгу трудно это осознать, мир по большей части состоит из произвольных, непоследовательных и неупорядоченных событий. Мы «обманываемся» случайными эффектами, когда приписываем каузальность явлениям, которые на самом деле нам неподвластны. Если не скорректировать курс с учётом нашей склонности во всём искать последовательность, то все явления будут казаться нам более предсказуемыми, чем они есть на самом деле, что приведёт к неразумным действиям.

4. Стохастические процессы (пуассоновский, марковский, случайного блуждания).

Стохастическими называются случайные статистические процессы, в которых движение отдельной переменной не может быть предсказано, но может быть оценено вероятностно. Широкое разнообразие стохастических методов помогает нам описывать системы переменных через вероятности, при этом не всегда имея возможность определить положение каждой конкретной переменной в разные точки времени. Например, невозможно предсказать биржевой курс на каждый день, но можно описать вероятность различных распределений колебаний курса со временем. Очевидно, что фондовый рынок (стохастический процесс) с гораздо большей вероятностью упадёт или вырастет на 1% за день, чем на 10%, хотя мы и не можем предсказать, что будет завтра.

5. Капитализация процентов.

Говорят, Эйнштейн называл капитализацию чудом света. Вряд ли это правда, но мысль верная. Капитализация процентов — это начисление процентов на фиксированную сумму, затем — начисление процентов на первоначальную сумму с процентами («сложные проценты»), затем начисление процентов на новую сумму с процентами и так до бесконечности. Это экспоненциальный эффект (а не линейный или суммарный). Капитализация касается не только денег, но и идей и отношений. В материальной сфере сложные проценты всегда ограничены физическими рамками и убыванием доходности; а вот нематериальные активы свободны от ограничений. Кроме того, начисление сложных процентов создаёт временну́ю стоимость денег, на которой построены все современные финансы.

6. Умножение на ноль.

Всякий образованный человек знает, что при умножении на ноль любое число, каким бы оно ни было большим, всегда даёт ноль. Это верно не только в математических системах, но и в человеческих. В некоторых системах неудача в одной области может перечеркнуть огромные усилия во всех прочих областях. Как показывает простое умножение, зачастую гораздо эффективнее разобраться с «нолём», чем пытаться увеличить другие области.

7. Текучка.

Страховым компаниям и абонентским службам хорошо известно понятие «текучки»: каждый год какое-то количество клиентов отпадает и требует замещения. Стоять на месте равнозначно проигрышу (что иллюстрирует модель «Эффект Чёрной Королевы»). Текучка присуща многим бизнесам и человеческим системам: постоянная фигура периодически теряется и должна быть замещена, прежде чем можно будет добавить новые фигуры сверху.

8. Закон больших чисел.

Один из фундаментальных принципов вероятности состоит в том, что по мере увеличения частоты какого-то события его реальные результаты будут всё больше соответствовать ожидаемым. Например, если мне известно, что рост среднего мужчины составляет 177 см, то я с гораздо большей вероятностью найду мужчину ростом 177 см в случайной выборке из 500 мужчин, чем из 5. Противоположность этой модели — закон малых чисел, гласящий, что к маленьким выборкам можно и нужно относиться крайне скептически.

9. Гауссова кривая / нормальное распределение.

Нормальное распределение — это статистический процесс, дающий знаменитый график в виде колоколообразной кривой, где по центру расположено существенное «среднее» значение, а по краям — более редкие стандартные отклонения от среднего, при условии корректной выборки. (Так называемая «центральная предельная теорема».) Типичные примеры — рост и вес человека, но не менее важно отметить, что многие распространённые процессы, особенно в нематериальных (к примеру, социальных) системах, не следуют нормальному распределению.

10. Степенные законы.

Один из самых распространённых процессов, не укладывающихся в нормальное распределение, — это степенной закон, согласно которому одна величина изменяется пропорционально степени другой величины, а не линейно. Например, шкала Рихтера описывает мощность землетрясений по степенному распределению: 8 баллов в 10 раз разрушительнее, чем 7, а 9 баллов в 10 раз разрушительнее, чем 8. Центральная предельная теорема здесь неприменима, поэтому не существует «среднего» землетрясения. Это касается всех степенных распределений.

11. Регрессия к среднему значению.

В нормально распределённой системе длинные отклонения от среднего значения будут всё больше возвращаться к этому значению по мере роста количества наблюдений — это так называемый закон больших чисел. Мы часто обманываемся регрессией к среднему значению: например, если больной внезапно идёт на поправку в то же время, когда начинает принимать народные средства, или если слабая спортивная команда вдруг начинает выигрывать. Важно не путать статистически вероятные события с каузальными.

12. Порядок величины.

Во многих (да почти во всех) системах количественное описание с точностью до цифры либо невозможно, либо бесполезно (либо и то, и другое). Например, чтобы оценить расстояние между нашей галактикой и соседней важно знать не точное количество километров, а количество нулей после единицы. Составляет ли расстояние около миллиона километров или около миллиарда? Эта мыслительная привычка поможет нам избежать бесполезной точности.

Системы

1. Масштаб.

Один из важнейших принципов систем гласит, что они чувствительны к масштабу. Свойства (или проявления) склонны меняться при масштабировании в ту или иную сторону. При изучении сложных систем мы должны всегда примерно (хотя бы с точностью до порядка) определять масштаб, на котором происходят наблюдения, анализ или предсказания в системе.

2. Закон убывающей доходности.

Этот закон связан с масштабом и гласит, что наиболее важные реальные показатели со временем дают всё меньше прироста. Хороший пример — бедная семья: дайте им достаточно денег, и они перестанут быть бедными. Но дальше определённого моменте дополнительные денежные вливания уже не улучшат их быт; существует некая точка, поддающаяся более или менее чёткому определению, дальше которой любые вложения средств дают убывающую доходность. Зачастую закон убывающей доходности даёт отрицательный результат (т. е. слишком много денег могут разрушить бедную семью).

3. Принцип Парето.

Названный в честь итальянского учёного Вильфредо Парето, заметившего, что 80% всей итальянской земли принадлежат примерно 20% населения, принцип Парето гласит, что небольшое количество чего-то даёт непропорционально большой эффект. Принцип Парето — это пример степенного статистического распределения (в отличие от традиционной гауссовой кривой), подтверждающийся различными явлениями — от богатства и городского населения до важных человеческих привычек.

4. Цепи обратной связи (и гомеостаз).

Все сложные системы содержат цепи положительной и отрицательной обратной связи (ОС), когда A вызывает B, что, в свою очередь, влияет на A (и C) и т. д.; при этом эффекты более высокого порядка часто возникают вследствие постоянного движения цепи. В гомеостатической системе изменение A часто уравновешивается противоположным изменением B для поддержания равновесия системы (хорошие примеры — температура тела человека и поведение организационной культуры). Автоматические цепи ОС поддерживают «статичное» состояние среды, если только цепь не меняется под воздействием внешней силы. «Неконтролируемой цепью ОС» называется ситуация, в которой продукт реакции становится её катализатором (аутокатализ).

5. Хаотическая динамика (эффект бабочки / чувствительность к исходным условиям).

В нашем мире, управляемом хаотической динамикой, небольшие изменения (пертурбации) исходных условий оказывают сильнейший нисходящий эффект из-за возникновения почти бесконечной цепи ОС; этот феномен ещё называют эффектом бабочки. Это означает, что некоторые аспекты физических (скажем, погода через несколько дней) и социальных (поведение группы людей на протяжении отрезка времени) систем по своей сути непредсказуемы.

6. Предпочтительное присоединение (кумулятивное преимущество).

Предпочтительное присоединение происходит, когда действующий лидер получает бо́льшую награду, чем отстающие, вследствие чего его лидерский статус сохраняется или усиливается. Сильный сетевой эффект — хороший пример предпочтительного присоединения; рынок, имеющий в 10 раз больше продавцов и покупателей, чем следующий по величине, будет расти за счёт предпочтительного присоединения.

7. Эмерджентность.

Поведение высокого порядка порождается взаимодействием элементов низкого порядка. Это и называется эмерджентностью (от англ. emergent «возникающий, неожиданно появляющийся»). Результат часто является не линейным (достигаемым простым сложением), а экспоненциальным. Важное свойство эмерджентных явлений: их невозможно предсказать одним лишь изучением их составных частей.

8. Неприводимость.

В большинстве систем мы обнаруживаем неприводимые количественные свойства, такие как сложность, минимумы, время и длина. Ниже неприводимого уровня желаемый результат просто не происходит. Например, невозможно сократить срок вынашивания ребёнка, оплодотворив несколько женщин; невозможно свести успешно построенный автомобиль к одной детали. Эти результаты являются до известной степени неприводимыми.

9. Трагедия общих ресурсов.

Трагедия общих ресурсов — концепция, предложенная экономистом и экологом Гарреттом Хардином, гласящая, что в системе, где общий ресурс используется коллективно и никто конкретно не несёт ответственности за его сохранение, он неизбежно истощится со временем. Эту трагедию можно объяснить с точки зрения стимулов: если люди не сотрудничают, то каждый индивид получает больше выгоды, чем несёт затрат, и поэтому истощает ресурс, опасаясь упустить свою выгоду.

10. Закон Грешема.

Закон Грешема, названный в честь финансиста Томаса Грешема, гласит, что в системе денежного оборота фальшивые деньги будут вытеснять настоящие, поскольку настоящие сберегаются, а фальшивые тратятся. Аналогичный результат мы наблюдаем в человеческих системах, когда плохое поведение вытесняет хорошее при разрушении моральных устоев, или недобросовестные нормы вытесняют добросовестные при разрушении экономики. В целом во избежание результатов по закону Грешема требуются контроль и регуляция.

11. Алгоритмы.

Точное определение дать сложно, но в общем алгоритмом называется автоматизированный набор правил или схема пошаговых действий, приводящих к желаемому результату, часто выражаемые утверждениями вида «если → то». Алгоритмы в первую очередь ассоциируются с современными компьютерами, но встречаются и в биологии. К примеру, человеческая ДНК содержит алгоритм построения человека.

12. Хрупкость — неуязвимость — антихрупкость.

Скользящая шкала хрупкости, неуязвимости и антихрупкости, предложенная Нассимом Талебом, описывает восприимчивость системы к постепенным отрицательным изменениям. Хрупкими называются такая система или такой объект, в которых дополнительные отрицательные изменения приводят к непропорционально отрицательным последствиям: например, чашка разбивается при падении с высоты 180 см, но не получает никаких повреждений при падении с 30 см (вместо того, чтобы получить 1/6 повреждений). Неуязвимая система нейтральна по отношению к дополнительным отрицательным изменениям, а антихрупкая система выигрывает: если бы чашка становилась крепче при падении со 180 см, чем при падении с 30 см, её можно было бы назвать антихрупкой.

13. Резервные системы.

Критически важная модель для профессии инженера — резервные системы. Хороший инженер никогда не полагается на абсолютную надёжность всех компонентов системы. Он проектирует их с запасом, чтобы защитить целостность всей системы. Без применения этого принципа устойчивости материальные и нематериальные системы со временем дают сбой.

14. Коэффициент запаса.

Аналогичным образом инженеры вносят в любые расчёты некий предел погрешности. В неизведанном мире проехать на автобусе весом 4300 кг по мосту, рассчитанном ровно на 4350 кг, считается неразумным. Поэтому современные мосты довольно редко обрушиваются. В практической жизни за пределами инженерно-строительной сферы мы часто можем позволить себе выгодный коэффициент запаса, который будет надёжным, как мост.

15. Критичность.

Система становится критической, когда приближается к дискретному переходу из одной фазы в следующую. Предельная полезность последней единицы перед фазовым переходом многократно выше, чем ценность любой предыдущей. Часто приводят пример воды, которая переходит из жидкого состояния в парообразное при нагревании до определённой температуры. «Критической массой» называется масса, необходимая для наступления критического события (как правило, в ядерной системе).

16. Сетевой эффект.

Сеть становится более ценной по мере присоединения к ней новых узлов: это называется сетевым эффектом. Простой пример — сравнить развитие электрификации и телефонизации. Если только в одном доме есть электроэнергия, его жители приобретают огромное преимущество, но если только в одном доме есть телефон, то жителям от этого никакого прока. Только при добавлении дополнительных телефонов вся телефонная система приобретает ценность. Этот сетевой эффект широко распространён в современном мире и имеет огромную ценность как для организаций, так и для отдельных лиц.

17. Отрицательный путь: умолчание / устранение / недопущение вреда.

Во многих системах добиться улучшения можно лишь устранением плохих элементов, а не добавлением хороших. Это кредо современной медицины: «не навреди». Аналогичным образом, если группа детей плохо себя ведёт, зачастую устранение зачинщика даёт более эффективный результат, чем наказание всей группы.

18. Эффект Линди.

Эффект Линди описывает продолжительность жизни непортящихся предметов и явлений относительно срока их существования. Если что-то просуществовало X лет, то можно ожидать, что это просуществует (в среднем) ещё X лет. Тогда как 90-летний человек, дожив до 95, не повышает ожидаемую продолжительность жизни на 5 лет, непортящиеся вещи удлиняют продолжительность жизни, продолжая существовать. Лучший пример — классическая литература: если человечество читает пьесы Шекспира уже 500 лет, есть смысл ожидать, что оно будет читать их и следующие 500 лет.

19. Ренормализационная группа.

Метод ренормализационной группы позволяет нам думать о физических и социальных системах в разных масштабах. Ренормализационная группа — это довольно сложное понятие из физики, но в приложении к социальным системам оно помогает нам понять, почему небольшое число упрямых индивидов могут оказывать непропорционально большое влияние, если окружающие начинают следовать за ними в постоянно растущих масштабах.

20. Пружинный заряд.

Система имеет пружинный заряд, если она закручена в определённом направлении — положительном или отрицательном. В нашем фундаментально непредсказуемом мире очень важно вкладывать положительный пружинный заряд в системы и отношения, чтобы защититься от отрицательных событий. Обратная ситуация может иметь разрушительные последствия.

21. Сложные адаптивные системы.

Сложная адаптивная система отличается от прочих сложных систем способностью понимать себя и меняться на основании понятого. Сложные адаптивные системы являются социальными. Лучше всего это различие можно проиллюстрировать сравнением прогноза погоды и биржевого прогноза. Погода не может измениться на основании мнения видного предсказателя, а вот фондовый рынок может. Таким образом, сложные адаптивные системы фундаментально непредсказуемы.

Физический мир

1. Законы термодинамики.

Законы термодинамики описывают энергию в замкнутой системе. Эти законы неизбежны и лежат в основе физического мира. Они описывают мир, в котором полезная энергия постоянно теряется, причём энергия не может быть ни создана, ни уничтожена. Применить эти уроки к социальному миру может быть довольно прибыльным делом.

2. Взаимность.

Если я толкаю стену, то, согласно физике, стена толкает меня с равной силой. В биологической системе действие одного индивида по отношению к другому влечёт за собой взаимное действие. Ну и конечно же, в человеческих отношениях всегда присутствует принцип взаимности.

3. Скорость перемещения.

Это не то же самое, что скорость вообще. Перемещение — это скорость плюс вектор: как быстро предмет достигает какой-то точки. Предмет, который делает два шага вперёд, а потом два шага назад, движется с определённой скоростью, но никуда не перемещается. Наличие вектора — критический фактор, о котором мы всегда должны помнить в практической жизни.

4. Относительность.

Относительность используется в разных контекстах в области физики, но самый важный для усвоения аспект — это мысль о том, что наблюдатель не может по-настоящему понять систему, частью которой он является. Например, человек в самолёте не ощущает движения, но внешний наблюдатель видит, что движение происходит. Этот вид относительности аналогичным образом проявляется в социальных системах.

5. Энергия активации.

Огонь — это не более чем сочетание углерода с кислородом, однако леса и угольные шахты не возгораются сами по себе, потому что для начала этой химической реакции требуется приложить критический уровень «энергии активации». Двух воспламеняемых элементов ещё недостаточно.

6. Катализаторы.

Катализатор либо запускает, либо поддерживает химическую реакцию, не являясь при этом реактивом. Без добавления катализаторов реакция может замедлиться или прекратиться. Конечно же, социальные системы обладают многими аналогичными характеристиками, и катализаторы можно рассматривать в том же свете.

7. Рычаги.

Большинство инженерных чудес света были совершены благодаря рычагам. Как гласит знаменитое изречение Архимеда: «Дайте мне достаточно длинный рычаг, и я переверну Землю». Небольшое входное усилие может дать огромное выходное усилие благодаря рычагу. Научившись применять эту модель в мире людей, вы сможете добиться больших успехов.

8. Инерция.

Движущееся тело с определённым вектором будет продолжать движение в этом направлении, пока на него ничего не воздействует. Это фундаментальный физический принцип движения; однако индивиды, системы и организации ведут себя точно так же. Это позволяет им минимизировать затраты энергии, но может привести к разрушению или эрозии.

9. Сплавление.

Соединяя разные элементы, мы создаём новые вещества. В этом нет ничего удивительного, а вот что удивительно в процессе сплавления, так это то, что 2 + 2 может равняться не 4, а 6: сплав может оказаться гораздо крепче, чем можно было бы решить, исходя из простого сложения исходных элементов. Этот процесс позволяет нам создавать великие физические предметы, но и нематериальные объекты можно понять аналогичным образом: сочетание правильных элементов в социальных системах и даже индивидах может дать эффект сплава, когда 2 + 2 = 6.

10. Вязкость.

Вязкость — это показатель того, с какой лёгкостью один слой жидкости перемешивается с другим. Чем жидкость менее подвижна, тем выше её вязкость. Более вязкая жидкость имеет большее сопротивление. Вязкость обычно не играет большой роли в жизни людей, в отличие от притяжения и инерции, хотя и всегда присутствует. А вот для мелких частиц значение притяжения и инерции теряется на фоне вязкости. Таким образом, мы видим, что при изменении масштаба меняется и относительная важность различных сил.

Биологический мир

1. Стимулы.

Все существа реагируют на стимулы, чтобы остаться в живых. На этом зиждется вся биология. Постоянные стимулы вынуждают биологическую сущность к постоянному поведению (до определённой степени). На людей это тоже распространяется — по людям особенно хорошо видно, что вся биология построена на стимулах. Однако люди устроены довольно сложно, поэтому их стимулы могут быть скрытыми или неосязаемыми. Общее правило жизни — повторять то, что работает и вознаграждается.

2. Сотрудничество (включая симбиоз и дилемму заключённого).

Большинство биологических систем характеризуются соперничеством, но не менее важную динамику представляет собой сотрудничество на разных уровнях. Более того, именно сотрудничество бактерии с простой клеткой, по-видимому, привело к появлению сложной клетки и всей жизни, которую мы наблюдаем вокруг. Без сотрудничества не может выжить ни одна группа, а сотрудничество групп между собой порождает ещё более сложные виды организации. Сотрудничество и соперничество сосуществуют на разных уровнях.

Дилемма заключённого — известная задача из теории игр, в которой двум заключённым выгоднее сотрудничать друг с другом, но если один из них откажется, то и другому выгоднее отказаться. Отсюда и дилемма. Эта модель проявляется в экономике, войне и многих других практических сферах человеческой деятельности. Хотя теоретически дилемма заключённого приводит к плохим результатам, в реальном мире сотрудничество почти всегда возможно и должно рассматриваться как вариант.

3. Склонность к минимальным затратам энергии (умственной и физической).

В физическом мире, где правит термодинамика и борьба за ограниченные ресурсы и энергию, всякий биологический организм, допускающий растрату энергии, сильно уменьшит свои шансы на выживание. Поэтому в большинстве случаев поведение руководствуется склонностью минимизировать затраты энергии, насколько это вообще возможно.

4. Адаптация.

Виды склонны приспосабливаться к окружающей среде, чтобы выжить; здесь работает неизбежное сочетание генетики и среды обитания. Однако адаптации, достигнутые при жизни особи, не передаются по наследству, как когда-то считали: популяции видов адаптируются в процессе эволюции через естественный отбор, при котором наиболее приспособленные представители вида размножаются с коэффициентом выше среднего.

5. Эволюция через естественный отбор.

Эволюция через естественный отбор однажды была названа «величайшей идеей в истории». В XIX веке Чарлз Дарвин и Альфред Рассел Уоллес одновременно догадались, что виды развиваются благодаря случайным мутациям и различной выживаемости. Если назвать человеческое вмешательство в животноводство примером «искусственного отбора», то «естественный отбор» — это когда успех или провал отдельной мутации определяется только самой природой. Сохраняются те, которые наиболее способствуют выживанию. Но условия, само собой, меняются.

6. Эффект Чёрной Королевы (коэволюционная гонка вооружений).

Вышеописанная модель эволюции через естественный отбор приводит к эдакой гонке вооружений между видами, конкурирующими за ограниченные ресурсы. Когда у одного вида развивается выигрышная адаптация, конкурирующий вид должен ответить тем же или проиграть. Неизменность может привести к отставанию. Эта гонка вооружений называется эффектом Чёрной Королевы в честь героини «Алисы в Стране чудес», которая говорила: «Приходится бежать со всех ног, чтобы только остаться на том же месте».

7. Репликация (размножение).

Фундаментальный кирпичик в строении самой разной биологической жизни — это высокоточная репликация. По-видимому, основной единицей репликации является молекула ДНК, содержащая чертёж для создания потомства из физических стройматериалов. Методов репликации существует много, но в основном они делятся на две категории: половое и бесполое размножение.

8. Иерархический и другие организационные инстинкты.

Большинство сложных биологических организмов обладают внутренней тягой к организации. Не все, но многие выстраивают иерархические структуры (особенно в царстве животных). Людям нравится думать, что они выше этого, но на самом деле они ощущают иерархический инстинкт не меньше других существ. Здесь можно вспомнить стэнфордский тюремный эксперимент и эксперименты Милгрэма, продемонстрировавшие явление, давно известное на практике: человеческую склонность подчиняться авторитетам. В иерархии подчинения вроде нашей мы часто обращаемся к лидеру за инструкциями, как себя вести, особенно в стрессовых и непонятных ситуациях. Поэтому авторитеты обязаны вести себя образцово, хотят они того или нет.

9. Инстинкт самосохранения.

Без сильного инстинкта самосохранения, заложенного в ДНК, организм был бы склонен к вымиранию, что привело бы к исчезновению этой ДНК. Несмотря на важность сотрудничества, инстинкт самосохранения развит у всех организмов и может вызвать агрессивное, непоследовательное и/или деструктивное поведение по отношению к окружающим.

10. Простейшее физиологическое стремление к вознаграждению.

Все организмы испытывают удовольствие и боль, когда в их теле происходят простые химические процессы, предсказуемо реагирующие на внешний мир. В среднем стремление к вознаграждению — это эффективный приём, способствующий выживанию. Однако те же самые рецепторы удовольствия могут привести и к деструктивному поведению — например, к наркомании.

11. Экзаптация.

Биолог Стивен Джей Гулд ввёл термин «экзаптация» для обозначения свойства, которое развилось с одной целью, но затем стало использоваться с другой. Это один из способов объяснить развитие сложных биологических явлений вроде глаза; в более примитивной форме он мог выполнять другую функцию. Возникнув, он продолжал развиваться, пока не стало возможным трёхмерное зрение.

12. Экосистемы.

Экосистемой называется группа организмов, сосуществующих в естественных условиях. В большинстве экосистем наблюдается разнообразие форм жизни с разными подходами к выживанию, которые проявляются в разном поведении. Социальные системы можно тоже рассматривать как физические экосистемы, в которых происходят аналогичные процессы.

13. Ниши.

Большинство организмов находят свою нишу: лучший способ борьбы за выживание. Как правило, вид выбирает себе нишу, к которой он наиболее адаптирован. Опасность возникает, когда несколько видов начинают сражаться за одну нишу, что может привести к вымиранию: если слишком много видов будут вести себя одинаково, то ограниченные ресурсы закончатся.

14. Число Данбара.

Приматолог Робин Данбар путём наблюдений выяснил, что количество индивидов, с которыми примат может выстроить доверительные отношения, непосредственно зависит от размеров его неокортекса. Отталкиваясь от своего изучения приматов, Данбар вывел число Данбара для человека — в диапазоне от 100 до 250, что подтверждается исследованиями человеческого поведения и социальных связей.

Человеческая природа и мышление

1. Доверие.

В современном мире фундаментальное значение играет доверие. Семейное доверие подразумевается само собой (иначе нам было бы очень сложно выжить), но мы также доверяем поварам, продавцам, водителям, рабочим, начальству и многим другим. Доверительная система, как правило, наиболее эффективна; доверие — максимально выгодная стратегия.

2. Предрассудок внешних стимулов.

Будучи крайне восприимчивы к стимулам, люди обладают, вероятно, самым разнообразным и запутанным набором стимулов в животном царстве. В результате мы искажаем своё мышление, когда это в наших интересах. Отличный пример — продавец, искренне верящий, что его товар улучшит жизнь покупателей. Ему не просто выгодно продать товар; сам акт продажи приводит к искажению его мышления.

3. Павловская ассоциация.

Иван Павлов наглядно продемонстрировал, что животные могут реагировать не только на прямые стимулы, но и на ассоциируемые с ними предметы; вспомните знаменитую собаку, пускающую слюни при звуках колокольчика. Люди устроены точно так же и могут испытывать положительные и отрицательные чувства к неосязаемым явлениям, когда эти чувства вызваны ассоциациями, а не непосредственным воздействием.

4. Склонность к зависти и ревности.

Люди склонны завидовать тем, кому досталось больше, чем им, и стремиться получить то, что им «причитается по праву». Склонность к зависти достаточно сильна, чтобы приводить к иррациональным поступкам, но изначально присуща людям. Любая система, не учитывающая эффектов ревности, со временем саморазрушается.

5. Склонность к искажениям из-за симпатии/любви или антипатии/ненависти.

Исходя из ассоциаций, стереотипов, идеологии, генетического влияния или непосредственного опыта, люди склонны искажать своё мышление в пользу людей или явлений, которые им нравятся, и не в пользу людей или явлений, которые им не нравятся. Эта тенденция приводит к тому, что мы переоцениваем приятные нам вещи и недооцениваем либо слишком обобщённо воспринимаем неприятные, зачастую упуская при этом важнейшие нюансы.

6. Отрицание.

Всякий человек, поживший на этом свете, знает, что отрицание — это мощная сила. Это хорошо видно в таких ситуациях, как война или наркозависимость: отрицание приводит к деструктивным последствиям, при этом подпитывая поведенческую инерцию. Отрицание реальности может быть защитным механизмом, способом выживания либо намеренной тактикой.

7. Эвристика доступности.

Одно из самых полезных открытий современной психологии — то, что Даниел Канеман называет «эвристикой доступности»: нам проще всего вспоминать актуальное, важное, частое и недавнее. Мозг тоже демонстрирует неподвластную нам склонность к энергосбережению и инерции, и эвристика доступности — один из его приёмов. Помнить всё и всегда было бы утомительно. К частным случаям эвристики доступности относятся якорение и ошибка невозвратных затрат.

8. Эвристика представительности.

Вот три важнейших психологических открытия, относящихся к представительности (также сделанные Канеманом и его соавтором Тверски):

а) Игнорирование базового уровня.

Склонность игнорировать частотность того или иного события в прошлом при предсказании его в настоящем или будущем.

б) Склонность к стереотипам.

Склонность к широким обобщениям и категориям вместо поиска отдельных нюансов. Как и доступность, это необходимо мозгу для экономии энергии.

в) Ошибка конъюнкции.

Также известна как проблема Линды. Вышеупомянутые два психолога продемонстрировали, что студенты с большей вероятностью относили к предопределённой категории ярко описанных персонажей, чем персонажей, описанных более широко и инклюзивно, но менее ярко, даже когда яркий пример являл собой лишь подмножество более инклюзивного множества. Конкретные примеры воспринимаются как лучше представляющие всю категорию, чем примеры более общие, вопреки логике и вероятности.

9. Социальное доказательство («один в поле не воин»).

Человек — один из множества социальных видов, наряду с пчёлами, муравьями, шимпанзе и многими другими. На уровне ДНК в нас заложено инстинктивное стремление прятаться в толпе, а своё поведение мы сверяем с общественными нормами. Этот инстинкт приводит к сплочённости и лежит в основе всей культуры, но также заставляет нас совершать глупости, если их совершает вся наша группа.

10. Нарративный инстинкт.

Кто-то очень точно назвал человека «болтливым животным» из-за нашего инстинкта сочинять истории и находить в них смысл. Скорее всего, задолго до возникновения письменности и первых орудий мы уже рассказывали истории и мыслили нарративами. Почти все социальные организации — от религиозных учреждений до корпораций и национальных государств — построены на порождениях нарративного инстинкта.

11. Любознательный инстинкт.

Мы любим называть другие виды любопытными, но нет никого любопытнее человека; этот инстинкт вывел нас из саванны и позволил узнать очень многое об окружающем мире, создав картину мира в нашем коллективном сознании. Любознательный инстинкт приводит к уникальному человеческому поведению и уникальным формам организации — например, научным предприятиям. Ещё до появления непосредственных стимулов для инновации люди занимались инновациями из любопытства.

12. Языковой инстинкт.

Психолог Стивен Пинкер называет наш генетический инстинкт к изучению грамматических конструкций языковым инстинктом. Впервые идею о том, что грамматический язык — это не просто культурный артефакт, популяризовал лингвист Ноам Хомский. Как мы убедились на примере нарративного инстинкта, эти инстинкты нужны нам, чтобы создавать общие истории, а также сплетничать, решать проблемы и сражаться, среди всего прочего. Грамматически упорядоченный язык теоретически содержит бесконечные вариации смыслов.

13. Искажение в пользу первого вывода.

Как известно, Чарли Мангер сравнил работу мысли с оплодотворением яйцеклетки: стоит первой идее проникнуть в мозг, как он закрывается. Как и многие другие свойства, это, скорее всего, объясняется энергосбережением. Из-за своей склонности останавливаться на первых выводах мы часто соглашаемся с ошибочными результатами и перестаём задавать вопросы; перебороть это искажение можно простыми и полезными мыслительными упражнениями.

14. Склонность к чрезмерным обобщениям по малой выборке.

Умение обобщать очень важно для человека; нам не нужно видеть каждый случай, чтобы понять общее правило, и это очень выгодное умение. Однако обобщение несёт в себе целый класс ошибок, когда мы забываем о законе больших чисел и ведём себя так, будто его нет. Мы смотрим на несколько разрозненных примеров и тут же относим их к общей категории, даже когда у нас нет никаких статистических оснований для такого вывода.

15. Относительность удовлетворённости/неудовлетворённости.

Склонность к зависти — наверное, самое очевидное проявление относительности удовлетворённости, но почти все исследования человеческого счастья свидетельствуют, что оно не абсолютно, а зависит от состояния человека относительно его прошлого или других людей. Эта относительность приносит нам много страданий или радости в объективно разных ситуациях и мешает точно предсказывать собственные поступки и чувства.

16. Иррациональное усиление.

Как неоднократно демонстрировали психологи, люди склонны придерживаться взятых на себя обязательств и стремиться к последовательности везде, где только возможно. Эта черта необходима для социального единства: люди, которые часто меняют свои привычки и выводы, не вызывают доверия. Однако наше стремление сохранять последовательность любой ценой может сыграть с нами злую шутку, особенно в сочетании с искажением в пользу первого вывода: придя к ложному выводу, мы будем до последнего защищать его, невзирая на все доказательства обратного.

17. Ретроспективное искажение.

Когда результат известен, мы практически не в состоянии мысленно обратить время вспять. Нарративный инстинкт внушает нам, что мы знали это с самого начала (что бы «это» ни было), хотя на самом деле мы всего лишь рассуждаем апостериори, пользуясь недоступной ранее информацией. Ретроспективное искажение — веская причина вести дневник важных решений для объективного анализа и пересмотра своих взглядов (особенно когда кажется, что мы всё понимали «с самого начала»).

18. Чувствительность к несправедливости.

Чувство справедливости у нас в крови. То, как чутко мы судим о справедливости, является ещё одной иллюстрацией к относительности нашего восприятия благополучия. Нарушение справедливости может считаться основанием для ответной реакции или по крайней мере недоверия. При этом справедливость представляется подвижной мишенью: то, что считается честным и справедливым здесь и сейчас, не обязательно будет считаться таковым в другом месте и в другое время. Скажем, рабство считалось совершенно естественным и совершенно противоестественным в разные периоды человеческой истории.

19. Склонность переоценивать последовательность поведения (фундаментальная ошибка атрибуции).

Мы склонны объяснять поведение других людей их личностными характеристиками, а не ситуативными факторами, из-за чего часто переоцениваем последовательность этого поведения в дальнейшем. В такой ситуации предсказание поведения кажется делом не очень сложным. Но на практике, разумеется, такие презумпции часто оказываются ошибочными, а мы потом удивляемся, когда люди ведут себя вразрез с «присущими» им качествами, которыми мы же их и наделили.

20. Влияние стресса (в том числе переломных моментов).

Стресс вызывает как психические, так и физиологические реакции, а также усиливает все прочие искажения. Почти все человеческие ошибки мышления усугубляются под воздействием стресса, поскольку организм включает реакцию «бей или беги», полагаясь исключительно на инстинкты и отключая аварийный тормоз сознательного мышления (то, что Даниел Канеман называет «система 2»). Стресс приводит к поспешным решениям, срочности и полаганию на привычки, что хорошо отражено в спецназовском девизе: «В разгаре битвы ты не поднимешься до уровня своих ожиданий, а опустишься до уровня своей подготовки».

21. Систематическая ошибка выжившего.

Большая проблема историографии — наших толкований прошлого — заключается в том, что историю, как известно, пишут победители. Мы не видим того, что Нассим Талеб называет «тихим кладбищем», — участников лотереи, которые не выиграли. Таким образом, мы склонны объяснять успех действиями успешного человека, а не случайностью или везением, и часто делаем неверные выводы, изучая победителей, но не видя всех проигравших, которые действовали точно так же, но не смогли добиться успеха.

22. Склонность хотеть что-то сделать (бей/беги, вмешательство, демонстрация ценности и т. д.).

Можно назвать это синдромом скуки: большинство людей склонны испытывать потребность в действиях, даже когда их действия не нужны. Мы также склонны предлагать решения, даже когда у нас недостаёт знаний для решения задачи.

23. Предвзятость подтверждения / фальсифицируемость.

Человек склонен выдавать желаемое за действительное. Во что человек верит, то он и видит. Это и называется предвзятостью подтверждения. Это глубоко укоренённая мыслительная привычка, удобная и экономная, искать подтверждения, а не опровержения устоявшихся взглядов. Однако научный метод (в том числе построение гипотезы, испытания вслепую и строгие требования к объективной статистике) призван исключить эту предвзятость, поэтому он так хорошо работает, если ему следовать.

Современная наука работает по принципу фальсифицируемости: метод считается научным, если может быть сформулирован таким образом, что чётко определённый результат приведёт к его опровержению. Мнимые знания и лженаука построены на нарушении принципа фальсифицируемости: скажем, невозможно доказать верность или неверность астрологии, потому что условия, при которых она будет опровергнута, не определены.

Микроэкономика и стратегия

1. Альтернативные издержки.

Делая что-то одно, мы лишаемся возможности сделать что-то другое. Мы живём в мире компромиссов, где всем правит концепция альтернативных издержек. Самая ёмкая формулировка — «бесплатный сыр бывает только в мышеловке».

2. Созидательное разрушение.

Придуманный экономистом Йозефом Шумпетером термин «созидательное разрушение» описывает действие капиталистического процесса в свободной рыночной системе. Движимые личными стимулами (в том числе, но не только финансовой выгодой), предприниматели стремятся превзойти друг друга в бесконечной созидательной конкуренции, в ходе которой они уничтожают старые идеи и придумывают вместо них новые технологии. Старайтесь не отставать.

3. Сравнительное преимущество.

Шотландский экономист Давид Рикардо сделал неожиданное и неочевидное открытие: два лица, предприятия или государства могут извлечь выгоду из взаимной торговли, даже если одно из них во всём превосходит другого. Сравнительное преимущество проще всего представить как частный случай альтернативных издержек: если компания имеет возможность торговать, то ей выгоднее производить товар, имеющий сравнительные преимущества даже в отсутствие абсолютных преимуществ.

4. Специализация (булавочная мануфактура).

Другой шотландский экономист Адам Смит описал преимущества, которые в условиях свободного рынка даёт специализация. Смит объяснил, что если каждый рабочий будет специализироваться на одном аспекте производства, а не создавать какой-то товар от начала до конца, общая производительность возрастёт. При этом он отмечал, что далеко не каждому рабочему это придётся по нраву; таковы издержки специализации.

5. Захват середины.

В шахматах выигрышная стратегия обычно подразумевает захват середины доски, чтобы максимизировать количество потенциальных ходов и контролировать перемещение максимального количества фигур. Эта же стратегия выгодно работает в бизнесе: вспомним, как Джон Рокфеллер взял под контроль нефтеперерабатывающий сектор на заре нефтеторговли или как Microsoft взял под контроль операционные системы на заре торговли программным обеспечением.

6. Торговые марки, патенты и авторские права.

Эти три понятия наряду с другими понятиями из той же сферы защищают творческий труд предприимчивых индивидов, тем самым создавая дополнительные стимулы для творчества и продвигая капиталистическую модель созидательного разрушения. В отсутствие этой защиты работники творческой и информационной сфер никак не смогут уберечь свой труд от свободного распространения.

7. Двойная бухгалтерия.

Одно из чудес современного капитализма — система бухгалтерского учёта, придуманная в Генуе в XIV веке. Принцип двойной записи требует указывать каждую статью (например, доход) в двух счетах. Корректная двойная бухгалтерия защищает от потенциальных бухгалтерских ошибок и обеспечивает точность записей, а следовательно, большую точность планирования бизнеса.

8. Полезность (предельная, убывающая, возрастающая).

Польза дополнительных единиц какого-то блага варьируется в зависимости от масштаба. Предельная полезность помогает нам понять ценность одной дополнительной единицы, и на практике эта полезность почти всегда в какой-то момент начинает убывать. С другой стороны, в некоторых случаях дополнительные единицы достигают «критической точки», когда функция полезности резко возрастает или убывает. К примеру, когда вы даёте воду жаждущему, предельная полезность убывает с каждой дополнительной единицей, а достаточное количество единиц и вовсе будет смертельным.

9. Узкие места.

Узким местом называется точка, в которой поток материальных или нематериальных благ застопоривается, препятствуя постоянному движению. Как закупоренная артерия или забитый слив, узкое место в производстве каких-либо товаров или услуг может быть маленьким, но оказывать непропорционально большое влияние, если оно возникает на критическом пути.

10. Взятки.

Хотя магистральная экономическая теория часто его игнорирует, взяточничество представляет собой неотъемлемую часть любой человеческой системы: если есть возможность, то зачастую гораздо проще заплатить за нарушение правил, чем соблюсти их. Таким образом агент, отвечающий за соблюдение правил, нейтрализуется. Теория принципала—агента может рассматриваться как форма арбитража.

11. Арбитраж.

Если на двух рынках продаётся идентичный товар, то арбитраж — это ситуация, в которой этот товар можно выгодно купить на одном рынке и с наценкой продать на другом. Эта модель кажется простой на первый взгляд, но может представать в неочевидных формах: к примеру, единственная автозаправка в радиусе 80 км — это тоже арбитраж, поскольку она может покупать топливо и беспрепятственно продавать его с любой наценкой (до поры до времени). Практически все арбитражные ситуации существуют только до того момента, пока их не обнаруживают и не начинают эксплуатировать.

12. Спрос и предложение.

Основное уравнение биологической и экономической жизни строится на ограниченном предложении необходимых благ и соперничестве за эти блага. Так же, как биологические сущности сражаются за ограниченные запасы полезной энергии, экономические сущности сражаются за ограниченные средства клиентов и ограниченный спрос на их товары. Если спрос на какой-то товар равняется предложению, такая точка называется равновесием; однако на практике точки равновесия не бывают статичными — они всегда динамичны и переменчивы.

13. Редкость ресурсов.

Тория игр описывает ситуации конфликта, ограниченности ресурсов и соперничества. В заданных обстоятельствах с ограниченным запасом ресурсов и времени какие решения будут принимать соперники — и какие решения им стоило бы принимать? Тут важно отметить, что традиционная теория игр представляет людей более рациональными, чем они есть на самом деле. Помните, что теория игр — это лишь теория.

14. Господин Рынок.

Господин Рынок — образ, предложенный инвестором Бенджамином Грэмом в его эпохальной книге «Разумный инвестор», как символ превратностей финансовых рынков. Как поясняет Грэм, рынок напоминает капризного соседа, который просыпается то в хорошем настроении, то в плохом; задача инвестора — извлечь выгоду из его капризов. Такое отношение противопоставляется гипотезе эффективного рынка, в которой господин Рынок всегда просыпается в полном равнодушии, никогда не склоняясь ни в ту, ни в другую сторону.

Военная доктрина

1. Посещение фронта.

Одна из самых ценных военных тактик — это привычка «лично побывать на фронте» перед принятием важных решений, не полагаясь во всём на советников, карты и рапорты, которые могут быть ошибочными или предвзятыми. Модель «карта/территория» хорошо демонстрирует, почему важно видеть фронт воочию, как и модель стимулов. В целом руководители любой организации выигрывают от посещения фронта, поскольку это не только даёт информацию из первых рук, но и повышает качество информации из вторых рук.

2. Асимметричная война.

Асимметричная модель в применении к боевым действиям предполагает, что одна из сторон как бы «играет по другим правилам», чем другая, ввиду конкретных обстоятельств. Обычно эта модель используется в партизанской войне с ограниченными ресурсами. Не имея возможности превзойти противника силой, бойцы используют асимметричную тактику; например, террористы внушают страх, непропорциональный их реальной поражающей способности.

3. Война на два фронта.

Хороший пример войны на два фронта — Вторая мировая. Как только СССР и Германия стали врагами, Германии пришлось разделить свои войска и направить их на два отдельных фронта, что ослабило удар на обоих. В практической жизни ведение войны на два фронта может быть полезной тактикой, как и закрытие одного из фронтов или избежание открытия второго; например, когда организация подавляет внутренние разногласия, чтобы сосредоточить все силы на борьбе с конкурентами.

4. Контрпартизанская война.

Хотя асимметричная партизанская война может быть крайне эффективной, со временем были разработаны многочисленные контрпартизанские стратегии. В новейшее в этой сфере прославился генерал Дэвид Петреус, под началом которого были разработаны контрпартизанские планы, не предполагающие дополнительного применения силы, но дающие существенные преимущества. Обоюдная война или конкуренция зачастую приводят к возникновению цепи ОС, требующей партизанских и контрпартизанских мер.

5. Взаимное гарантированное уничтожение.

Парадоксальным образом, чем сильнее становятся два оппонента, тем меньше может быть их желание уничтожить друг друга. Процесс взаимного гарантированного уничтожения происходит не только в военной сфере (как при наращивании ядерных арсеналов), но и в бизнесе — как при избегании разрушительных ценовых войн между конкурентами. Однако в толстохвостом мире есть вероятность, что сценарий взаимного гарантированного уничтожения лишь делает уничтожение более полным в случае ошибки (вытесняя уничтожение в «хвосты» распределения).